В Русском винном доме «Абрау-Дюрсо» прошел II Всероссийский женский конкурс сомелье, победительницей которого стала Надежда Косенко из петербургского ресторана «Макаронники». Состязания эти вызвали немалый резонанс не только в околовинной сфере…

Алексей Дудин

Бурную полемику в соцсетях спровоцировал уважаемый винный блогер Денис Руденко, после чего блогосфера буквально взорвалась: «Женский конкурс — это проявление сексизма!», «Даешь равенство полов!», «Кому он нужен, этот недочемпионат?» и т. п. Причем возмущенные крики, по большей части, раздавались со стороны тех, кто означенными женщинами-сомелье не является и вряд ли когда-нибудь вообще прикоснется к этой профессии. «Пастернака не читал, но осуждаю!» Также противники женского конкурса дружно позабыли о тех же шахматах, где благополучно уживаются и женские турниры (разыгрывается в том числе отдельный титул чемпионки мира), и мужские, в которых, при желании, могут участвовать представительницы прекрасного пола. И никто не называет это сексизмом.

Да, организаторы конкурса — не исключаю, что умышленно, — вызвали огонь на себя, организовав фотосессию полуфиналисток для мужского журнала. Но, во-первых, участие в ней было делом сугубо добровольным. Во-вторых — «результаты» оной фотосессии никоим образом не шли в зачет чемпионата. В-третьих — это было красиво.

Сами же конкурсантки отнеслись ко всему этому шуму философски, не без юмора. Мол, все, что не некролог, — пиар. А стало быть — на пользу дела.

***

Кстати, о пользе дела. По отзывам и самих участниц, и членов жюри, ценность женского конкурса несомненна. Он (как и любой другой конкурс подобного уровня) в определенной степени является профессиональным лифтом, позволяющим лучшим из конкурсанток получить затем еще более интересную и престижную работу. Кроме того, что тоже немаловажно, он способствует укреплению психологической устойчивости участниц — когда им приходится вступать в бой не с матерыми мужчинами-сомелье с железной психикой, а со своим ровесницами, столь же нежными и трепетными. Тогда и выходить в зал — выступать перед публикой — не так страшно.

Что немаловажно, конкурсанткам не было никаких послаблений, в сравнении с «обычным» Всероссийским конкурсом. Практически тот же набор заданий — теоретических, практических, дегустационных. Тот же уровень сложности. Плюс замечательный тест на сообразительность от Павла Швеца (полуфиналисткам, в качестве директора виртуального ресторана, предстояло «встретить» обширную шведскую делегацию — правильно накормить и напоить (всенепременно при наличии разнообразных российских вин) и не забыть при этом про культурную программу). Это был настоящий спорт. Без скидок на плохое самочувствие (будущая чемпионка, кстати, выступала с довольно тяжелой ангиной) или на неопытность. И адреналин хлестал через край… Накал страстей был настолько высок, что в самой концовке чемпионата мой «неубиваемый» диктофон не выдержал. И после бог знает какого по счету интервью с главными действующими лицами, впитав все кипевшие эмоции, перестал подавать признаки жизни.

В полуфинале барышням предстояло шесть испытаний. Письменный тест; приветствие (монолог на тему «Я и профессия»); сервировка, подача, декантация вина; устный органолептический анализ двух тихих белых вин (на русском и иностранном языках); слепая дегустация крепких напитков; и наконец, упомянутое выше задание-сюрприз. Работали конкурсантки с бокалами Chef & Sommelier… Все это в какой-то степени походило на биатлон: участницы друг за другом передвигались от одного «огневого рубежа» (то есть конкурсной станции) к другому. А затем стремительно «накатывали на финиш» и, выскользнув в коридор, за тяжелые двери, с чистым сердцем «выпадали в осадок».

По моим ощущениям (спасибо организаторам, за полуфиналом я наблюдал с самой выгодной позиции — позиции хронометриста на одном из главных заданий), труднее всего барышням пришлось с сервировкой вина: далеко не всем из них приходилось сталкиваться с этим искусством в повседневной жизни. Ведь лишь немногим более половины участниц, приехавших в Абрау-Дюрсо, работает в ресторанах. Остальные — либо кависты, либо бренд-менеджеры крупных виноторговых компаний. И им было страшно. Одно дело — теоретические и дегустационные задания. Другое — обслуживание живых (пусть и крайне доброжелательно настроенных) людей. Впрочем, нервничали и опытные участницы. Как результат, лишь одна из конкурсанток — будущая чемпионка — сумела уложиться в отведенные шесть минут. Остальных возглас «время!» заставал на самых разных стадиях обслуживания «гостей».

***

В нынешнем году конкурс переехал из Севастополя в Краснодарский край. И новое место проведения, территория Русского винного дома «Абрау-Дюрсо», на мой взгляд, безусловная удача для всех. Инфраструктура — на высочайшем уровне (организаторы, похоже, не ожидали таких широких возможностей и использовали оные, в лучшем случае, процентов на 30; тот же Салон сомелье реально сделать еще более масштабным и массовым). Сильная PR-команда у хозяев дома (и, соответственно, поддержка мероприятия по собственным информационным каналам). Общий антураж… Финал проводился фактически под открытым небом — в Амфитеатре, на самом берегу озера, и зрителем мог стать любой желающий. Как профессионалы, так и праздная публика, приехавшая с экскурсией на «Абрау-Дюрсо» — продегустировать вино и полюбоваться вечерним шоу фонтанов. В итоге зрителей набралось на зависть остальным отечественным конкурсам сомелье — более 600 человек. Из них полтысячи — случайные отдыхающие, неожиданно для себя открывшие, что есть, оказывается, такая профессия — сомелье. И что немалая часть ее представителей — умницы и красавицы.

По большому счету, единственный более-менее серьезный вопрос вызвал заочный отбор, проводившийся примерно за месяц до описываемых событий. Организаторам пока не удалось свести к минимуму вопрос читерства (теоретически помогать отвечать конкурсанткам, сидящим за удаленным компьютером, могло неограниченное количество человек; причем конкурсантки получали все вопросы сразу, а не пошагово, и это позволяло организовать «разделение труда»: один помощник работает с первой группой вопросов, второй — со следующей и т. д.). Возможно, именно по этой причине ряд сильных специалисток остался за чертой полуфинала. Второй момент — несусветную жару, несколько смазавшую общее впечатление от винного салона, — можно спокойно свести на нет, передвинув дату конкурса на конец сентября. Да и билеты в Анапу в этот период будут уже намного дешевле.

***

Но вернемся к финалу, который стал безусловным украшением конкурса. Здесь участницам предстояло работать руками вдвое больше, чем во время полуфинала: помимо сервировки, подачи и презентации шампанского, нужно было, в ходе другого задания, предложить гостям дижестив. Кроме того, финалисток ждали слепая дегустация 13 образцов вина, исправление ошибок в винной карте, серия блицвопросов, а также еще одно задание-сюрприз (на этот раз требовалось по «картине ароматов» определить сорта винограда). Что приятно, каждая из трех участниц — Надежда Косенко («Макаронники», Санкт-Петербург), Ольга Лящук (Wine & Crab, Москва) и Вероника Смирнова (виноторговая компания FORT, Санкт-Петербург) — выиграла в итоге хотя бы одно финальное испытание. Причем интрига сохранялась до самого конца: если Вероника почти сразу дистанцировалась от сражения за титул, то Ольга и Надежда шли вровень вплоть до последнего задания. И только оно (то самое задание-сюрприз) внесло ясность — кому быть первой, кому второй.

Кстати, наверное, самый ценный для меня момент на этих соревнованиях — взаимоотношения конкурсанток. Невероятно теплые, как будто и не соперницы они вовсе, а давно знакомые добрые подруги. «Кадр дня» — Надя и Оля, обнявшиеся в ожидании окончательного решения жюри. И этот момент прохлопали, по-моему, все фотографы: их внимание отвлекло награждение третьего призера. А между тем эти 30 секунд со-ожидания, по большому счету, и сделали весь этот конкурс. Подняли его на очень большую эмоциональную высоту. Ни на одном другом турнире сомелье ничего подобного мне видеть не доводилось…

Фото: «Абрау-Дюрсо»